В нескольких клиниках Бишкека, в которые я обращался, отказали мне в операции. Сказали, что в нашей стране такие не проводятся, нет специалистов, - говорит мне пациент Клинической больницы управления делами президента и правительства, вытирая слезы. - А хирурги этой рискнули. И вот я перед вами, живой. - Мужчина пытается улыбнуться сквозь слезы. История действительно невероятная.

И, слава Богу, со счастливым концом. Невероятная в том, что у 35-летнего Умарбека обнаружили сразу три опухоли, а четвертую, о которой даже не подозревали, - уже во время операции.

Причем все уже больших размеров. И тут заплачет любой – и от воспоминаний, и от жуткого, по сути, смертного приговора, и от радости, что его удалось избежать.

- Одно опухолевое образование размером 20 на 15 сантиметров у нашего больного располагалось в печени, два поменьше – 9 на 8 сантиметров и 6 на 7 – в воротах печени. А это такая область на нижней поверхности печени, через которую в нее входят печеночная артерия, воротная вена, нервы печеночного сплетения, лимфатические сосуды и выходит печеночный проток. Одним словом, для хирургов сложная зона, - поясняет заведующий отделением хирургии Клинической больницы управления делами президента и правительства Кубанычбек Абиров. – О четвертой опухоли в диафрагме мы даже не знали. Инструментальные методы исследования ее не обнаружили.

Но и без нее ситуация действительно была очень и очень непростая. И честно сказать, тоже были сомнения, потому что предстоял очень большой объем операции, тем более, что, как я уже сказал, локализация образований тоже добавляла свои сложности. По словам сестры Умарбека, врачи, которые консультировали ее брата, советовали прооперироваться за границей – в Турции, России. Родственники, конечно, созванивались с несколькими российскими клиниками. - Но там сказали, что брата могут принять в лучшем случае только через месяц, и то еще посмотрят, брать его на операцию или нет. В общем, перспектив было очень мало. Да и денег тоже, - говорит сестра больного, которого впрочем, уже так не назовешь.

А бишкекские доктора не советовали тянуть с операцией, а поторопиться с отъездом. Каждый день - это минус в жизни молодого мужчины. Опухоли росли как на дрожжах, захватывая здоровые органы и системы. - От безвыходности ситуации я начал искать по интернету клинику, в которой мне могли бы помочь, - вступает в разговор Умарбек. – И кому-то, может быть, покажется странным, но у меня тогда теплилась надежда, что я ее найду здесь, в нашей стране. - Честно сказать, никуда не хотел ехать и не только из-за финансовых проблем. Думал, если что случится, то пусть случится дома.

Наверное, я тогда себя так настроил. И когда прочитал в интернете об операциях, которые проводят в этой больнице, то у меня больше не было никаких сомнений, что именно Расул Абалиевич Султангазиев и Кубанычбек Эсеналиевич Абиров, о которых я узнал из интернета, мне помогут. Я буквально прилетел в больницу. Откуда только силы взялись, - с улыбкой вспоминает пациент.

– И интуиция меня не подвела. - Мы с моим коллегой Кубанычбеком Эсеналиевичем готовились к операции, просчитали каждый ее этап и даже, кажется, каждое движение, - говорит заместитель директора по хирургии Клинической больницы управления делами президента и правительства, один из замечательнейших и смелых хирургов в нашей стране Расул Султангазиев. По его словам, они выяснили, почему мужчину отказались оперировать в других больницах. Не исключалось, что в данном тяжелом случае потребуется протезирование сосудов, а стало быть, - соответствующее оборудование и специалисты, владеющие техникой таких вмешательств.

Ни того, ни другого в стране пока нет. - Мы разработали план хирургического лечения без протезирования сосудов, - продолжает Расул Абалиевич. – И взяли больного на операцию. Психологически он сам был к ней готов, а хирурги снова тщательно обследовали его и, как говорится, закрыли за собой двери операционной на десять часов. - К счастью, все шло по нашему плану, - говорит Кубанычбек Абиров.

Не без технических сложностей, по его словам, им удалось выделить две опухоли в воротах печени из тесно переплетенных вены, артерии, нервов, сосудов. Одно неверное движение хирурга в этой «густонаселенной» зоне могло стоить жизни больному, который доверил ее Абирову и Султангазиеву.

- Потом перешли на правую долю печени, где находилась огромная опухоль. Перевязали справа воротную вену (она собирает кровь от всех непарных органов брюшной полости), печеночную артерию и желчный проток с правой стороны и практически полностью удалили правую долю печени вместе с огромной опухолью, которая поразила ее, - рассказывает Расул Абалиевич. – Заканчивался восьмой час операции, мы приближались к ее концу. - И вдруг увидели довольно большую – четвертую – по счету опухоль в диафрагме больного. Не могу сказать, что мы были в шоке. Но это было настолько неожиданно. На снимках эта опухоль не просматривалась.

Это была случайная находка, - продолжил Кубанычбек Эсеналиевич. - Я вышел посоветоваться с родственниками, продолжать операцию или закончить ее на этом этапе и вернуться к опухоли на диафрагме позже. Я объяснил им ситуацию, потому что операция и без того была длительной, не скрою, с кровотечением. Но работать в этой зоне без потери крови невозможно. И выдержит ли больной, если ее продолжить, никто не мог дать никаких гарантий.

Родственники согласились продолжить операцию, и мы, посоветовавшись с анестезиологом, пошли и на эту опухоль, - говорит Кубанычбек Абиров, один из немногих хирургов в нашей стране, которому можно без боязни доверить свою жизнь, если, конечно, не дай Бог, придется. По крайней мере, он сделает все возможное, чтобы спасти ее. И больной, который лежал в операционной уже девятый час, попал, как говорится, в надежные руки.

Замечательные хирурги удалили и четвертую опухоль, даже не входя в грудную полость, то есть с меньшим риском для жизни больного, но с большими сложностями для самих себя. - Опасная опухоль на диафрагме почти примыкала к правому предсердию, от которого тоже трудно было отойти. Но получилось! – эмоционально говорит Расул Абалиевич. Десять часов длилась эта сложнейшая операция, хотя, по словам хирургов, о времени они не думают, когда работают. Каждая длится ровно столько, чтобы начать ее и удачно завершить.

35-летнему Умарбеку повезло, если, конечно, о его просто чудовищной ситуации можно так сказать. Четыре огромных опухоли в жизненно важных органах – это действительно уникальный случай даже в мировой хирургической практике. Тяжелейшая операция проведена блестяще. Пациента уже выписали домой, жить дальше. Когда корреспонденты "Вечерки" встречались с ним, после операции прошло несколько дней. Поэтому Умарбеку нельзя еще было вставать.

Но теперь он отошел и от потрясений, и от операции и чувствует себя здоровым человеком. - В этой больнице просто замечательные врачи. Когда я узнал о Султангазиеве и Абирове, то приехал в клинику в половине восьмого утра. И когда доктора внимательно изучали мои анализы, молил бога, чтобы они не отказали мне. Они сказали: "Мы сделаем ее". Вы просто не представляете, как я обрадовался. И мне совсем не было страшно.

Я уже тогда понял, что они меня спасут, - говорит Умарбек. - Хирургия – это командная работа, в ней нельзя быть одному звездой. Не сможет даже самый блестящий хирург один выполнить операцию. Во время и даже после нее задействована целая бригада – анестезиолог, ассистенты, медсестры, которые чувствуют, как говорится, твою руку и могут даже предугадать, что может понадобиться тебе в следующую минуту. А это нарабатывается годами. Мы – хирурги принимаем решение, берем ответственность на себя, а бригада помогает нам его осуществить. Одним словом, операционная бригада – это сила. И могу сказать, что у нас коллектив профессионалов.

Все смотрят только вперед. И нам с Расулом Абалиевичем интересно и надежно работать в таком, - говорит заведующий отделением Кубанычбек Абиров. - Вы же могли отказать этому пациенту. Сберегли бы свои нервы… - спросила я у Расула Абалиевича и Кубанычбека Эсеналиевича.

- Не смогли, - почти одновременно ответили асы-хирургии и рассмеялись над своим синхронным ответом. Они очень часто, особенно в тяжелых случаях оперируют вместе. И для обоих хирургия, как бы старо это ни звучало, уже даже не профессия, а образ жизни. - Ты постоянно, как правильно заметил Кубанычбек Эсеналивич, стремишься вперед, чтобы все лучше и совершеннее провести определенную операцию. Больница, пациенты, операционная – это наше. И не представляем себя без этого. Да, самое сложное в нашей профессии – принять единственно правильное решение, от которого зависит человеческая жизнь. Этого требовала ситуация с нашим больным Арзыкуловым, - рассуждает Расул Абалиевич. – И в этот момент никогда не думаешь об отказе, наоборот, мозг настроен на одно – что можно сделать, чтобы помочь.

И тут нужна решительность. Я бы даже сказал, что решительность и хирургия – эти слова в моем понимании как синонимы. Ну отказали бы мы Умарбеку, и ему стало бы совсем худо. Опухоли, увы, разрастались, с правой доли печени одна из них перебралась бы в левую. И закончилось бы все печально. Мы отказываем в операции в тех случаях, когда медицина действительно бессильна. Проводить операцию ради операции, мучить больного, давать несуществующую надежду родным, не в наших правилах, - добавил заместитель директора по хирургии Клинической больницы управления делами президента и правительства Султангазиев.

Ее молодым хирургам здесь есть с кого брать пример. Они быстро становятся здесь профессионалами. Иначе тут и нельзя. Я разговаривала со многими пациентами этой клиники и, в частности, хирургического отделения. Некоторых из них направили сюда из регионов сами врачи, многие больные приезжают сами, услышав добрые слова о докторах от знакомых, родных, которые лечились в этой больнице, много в отделении и бишкекчан.

Потому что все верят, что здесь очень постараются всем помочь. Врачи без границ Клиническая больница управления делами президента и правительства работает с несколькими клиниками Китая. Но наиболее тесно - с Первым госпиталем Синьцзянского медицинского университета. Известный в мире трансплантолог, профессор Первого госпиталя Синьцзянского медицинского университета, председатель Альянса сотрудничества больниц стран ШОС Вен Хао так сказал о сотрудничестве медиков:

«Мы вместе продвигаем сотрудничество по инициативе «Один пояс — один путь», развиваем медицину в странах, находящихся вдоль Шелкового пути, ради здоровья миллионов людей, живущих на их территории. Альянс сотрудничества больниц стран ШОС расширяется. Наше сообщество охватывает практически все сферы современной медицины и, в частности, телемедицины, которая поможет объединить усилия по борьбе с разными заболеваниями».

По словам директора Клинической больницы управления делами президента и правительства, профессора Гульмиры Баитовой, в рамках «Одного пояса — одного пути» была создана телекоммуникационная сеть, объединившая Клиническую больницу УДПП, Республиканскую инфекционную, Национальный госпиталь с несколькими клиниками Китая. Постоянно проводятся телемедицинские конференции с клиниками КНР. И сейчас разрабатывается много направлений международного медицинского сотрудничества, что в свою очередь позволит внедрять новые методы лечения и диагностики.

http://ru.siluxgc.com/html/R1413/202003/1444081537155.shtml